Как российский турист отправился в Афганистан и отлично провел время

Афганистан — одно из самых опасных мест планеты. Война, цинковые гробы, теракты и средневековые порядки. Отправиться туда в туристическую поездку — решение по меньшей мере нетривиальное. Но россиянин Дмитрий Свердлов его принял, съездил в гости к талибам, благополучно вернулся назад и рассказал «Ленте.ру» о своих впечатлениях.
Мы с друзьями отправились в Афганистан, чтобы испытать себя, посмотреть, как живут люди в государстве, где война не прекращается уже несколько десятилетий. Мы ехали, чтобы чуть больше ценить то, что имеем. Мой друг хотел возложить цветы к стенам военной базы, на которой когда-то служил его близкий знакомый. Поездка в Афганистан — это все равно что путешествие на другую планету. Там другие законы, другие правила. Правила военного времени. Если тебя принимают афганцы, то они принимают тебя от чистого сердца. У афганцев можно поучиться одному очень ценному качеству — умению радоваться мелочам.

Добраться до Кабула
Существует негласная рекомендация от МИДа не выдавать туристические визы в Афганистан. Но получить визу нам было нужно. Первый раз я пришел в посольство на праздник Навруз — своеобразный афганский Новый год, который отмечают 21 марта. Конечно же, посольство в этот день не работало. Через пару дней я пришел еще раз. Работники посольства очень удивились, что цель моей поездки — туризм. У них не оказалось даже туристической анкеты. В большинстве случаев выдают либо рабочую визу, либо по линии МИДа. Консул «допросил» меня по поводу поездки: цели, сроки, мотивация. Не без проблем, но в конечном счете, визу нам все же одобрили.

@gqtravelru
Мы летели прямым рейсом Москва — Кабул. Перелеты совершает авиакомпания Ariana Afghan Airlines. Ее нет в открытой системе бронирования Amadeus, но тем не менее у них есть офис продаж и даже сайт, где можно купить билеты. Рейсы выполняют старые, едва не разваливающиеся самолеты, а экипаж, как правило, из Украины. Пилоты и стюарды прекрасно общаются, никакого негатива к русским у них нет. В таких горячих точках единение славянских народов происходит намного быстрее.

90 процентов пассажиров в самолете — афганцы. Это самая образованная и интеллигентная часть населения. Я спрашивал у них о целях поездки, и почти все ответили, что едут проведать родственников, которые остались жить в Афганистане. Они очень удивились, что мы летим туда просто путешествовать. Все как один говорили: если бы не родные и близкие, оставшиеся там, они бы никогда не вернусь на родину. Даже для российских афганцев — это была экстремальная поездка.
Безопасность передвижения по стране гарантирует не вооруженная охрана, не бронированный автомобиль, а национальная одежда. Первое, что мы сделали по приезде, — отправились в местное ателье, где с нас сняли мерки и сшили по ним национальную одежду. Когда ты гуляешь или едешь в автомобиле в традиционном афганском костюме, то не так сильно выделяешься из толпы.

На войне как на войне
Как-то во время поездки мы спросили у местного фермера, как он относится к тому, что в его стране уже несколько десятилетий ведутся военные действия. Он ответил, что война войной, а ему надо обрабатывать землю и кормить семью. Афганцы относятся к войне, как мы к плохой погоде за окном. Конечно, неприятно, но пропускать работу нельзя. Ты можешь в любой момент подорваться на мине, но это не повод откладывать свою жизнь на завтра.

Всего пять-семь процентов от общего числа населения — это образованные люди, которые умеют писать и читать. Наш гид был редким афганцем с высшим образованием. Мы спросили у него, как образованная часть населения относится к движению «Талибан» (запрещено в России). Он рассказал нам историю о деревне, в которой вырос. Когда пришли талибы, они запретили местным жителям последние развлечения, которые у них были: танцы, музыку и телевизор. Прошло не так много времени, и местные жители собрались и своими силами просто выгнали талибов из села. Жить под таким гнетом, не имея даже самых простых развлечений, очень тяжело.

Образованные афганцы надеются, что когда-нибудь их страна снова станет светским обществом. Мало кто знает, что в 1950-х годах Афганистан был полноценным светским государством, в крупных городах которого было совершенно обыденным делом встретить женщину в брюках. Я уверен, что если бы в Афганистане не было военных действий, то туристов тут было бы много. Во-первых, это родина зороастризма. Во-вторых, великолепная природа: Панджшерское ущелье, Хайберский проход. Раньше здесь были древнейшие статуи Будды, но их, к сожалению, взорвали.

@gqtravelru
Сейчас в стране фактически царит анархия. Есть очаги, где правительство пытается удержать контроль, но все понимают, что как только американцы уйдут из страны, к власти снова вернутся талибы. Американцам выгоден «контролируемый хаос». Конфликт на национальной почве в Афганистане был всегда. Пуштуны завидовали таджикам, потому что у них уровень жизни лучше. Таджики ненавидели пуштунов, потому что те, на их взгляд, ленивые и не любят работать. Последним, кто мог объединить страну, был знаменитый Панджшерский лев Ахмад Шах Масуд. Сейчас он национальный герой, его портреты висят по всей стране.
Нам было интересно побывать в местах, где сохранился традиционный уклад жизни. Мы посетили один из горных кишлаков, в котором никогда не было иностранцев. Когда СССР ввел ограниченный воинский контингент в Афганистан, поблизости от этого кишлака проходила советская разведрота, но в сам кишлак разведчики на заходили. Мы были первыми иностранцами, которые сюда попали и которых приняли, пригласили в дом, напоили, накормили. Вот только женщин мы не увидели — местные прячут своих жен, поэтому в основном общаются только мужчины.
Страна живет за гранью бедности. Но оружие есть в каждой семье, в каждом доме. И это просто способ выживания, ничего больше. Постоянное ведение боевых действий отразилось на мировоззрении афганцев: в большинстве своем они фаталисты, которые воспринимают смерть как нечто неизбежное, что может произойти в любой момент. Шанс дожить до старости такой низкий, что никто о пенсии даже и не думает. Главная мечта жителей всего Афганистана — уехать из страны. Российское посольство завалено запросами на получение визы и вида на жительство. Чаще всего афганцам отказывают.

Наркос
В Афганистане действует сухой закон. Единственный способ расслабиться — наркотики. Употребляют их практически все и в достаточно большом количестве. Мы были свидетелями, как компания пожилых мужчин расслаблялась при помощи громадного количества гашиша. От десятой доли этой адской смеси любой европейский обыватель свалился бы с ног, но афганские деды, не обращая на наше удивление никакого внимания, добавляли гашиша снова и снова.
Впрочем, алкоголь в Афганистане найти все же можно. Мы поговорили с гидом, и уже на следующий день он принес нам три бутылки пива «Балтика 7», которые на наши деньги стоили около трех тысяч рублей. В другой раз мы попросили у него найти крепкий алкоголь, и он достал бутылку какой-то таджикской водки стоимостью две тысячи рублей.
В Афганистане де-факто разрешено взращивать мак на плантациях для дальнейшего производства опиатов. Ни для кого не секрет, что производство героина в Афганистане с приходом американцев увеличилось в сотни раз. Для большинства населения — это единственная возможность выжить. В основном маковые поля сейчас контролируют талибы. Всем выгодно производить огромное количество героина, который через Таджикистан идет в Россию, а затем — в Европу.
Как-то мы проезжали маковое поле и увидели фермера, с которым захотели поговорить. Попросили гида остановиться, но он долго сопротивлялся, потому что не знал, чем дело может закончиться. Талибы, как правило, не очень приветливы с туристами, да и туристы в афганской провинции бывают так же часто, как папуасы в гостях у эскимосов.
Владелец огромного макового поля (несколько гектаров, на мой взгляд) пригласил нас выпить с ним чая. Он довольно хорошо говорил по-русски: в свое время учился в СССР. За сезон с макового поля он получает примерно 15 000 долларов. Стоимость переработанного сырья на границе с Таджикистаном составляет уже около 100 000 долларов. После прохождения границы с Россией — уже несколько миллионов.

Сам он никогда не употреблял наркотики и запрещает это делать своим рабочим. При этом он расценивает свою работу только как бизнес: употреблять наркотики или нет — это решение каждого отдельного человека. К тому же производство опиатов воспринимается как религиозная борьба с загнивающим Западом. С другой стороны, вариантов другого «легального» заработка практически нет. Люди живут очень бедно, а стабильный доход сродни выигрышу в лотерею.
Террор как норма жизни
Я спрашивал у местных, почему, как они думают, люди совершают теракты? Главными причинами, по мнению моих афганских собеседников, становятся низкий уровень осознанности у молодых людей и отсутствие системы образования как таковой. У молодого поколения надежд на светлое будущее нет, и психологические методы воздействия на них дают оперативные результаты. Для них совершить теракт — это шанс попасть в лучший мир, где ты ни в чем не будешь нуждаться. На границе с Пакистаном существуют целые лагеря шахидов, ждущих своей очереди для совершения теракта.
По данным ООН, жертвами военных действий в Афганистане за 2018 год стали 3804 мирных жителя, еще более семи тысяч пострадали. Больше нигде в мире нет такой анархии и беспредела. Для нас трагедии, в которых жертвами теракта становятся более ста человек, приводят к трауру государственного масштаба. Для них такие теракты — это повседневность. Они происходят с периодичностью раз в месяц. В Афганистане вообще нет безопасных районов. Если какое-то место охраняется (вроде какого-нибудь министерства), то, наоборот, оно становится объектом еще большего интереса террористов, и смертники рядом с ним взрываются особенно часто.

@gqtravelru
Талибы часто требуют выкуп при захвате заложников. Россия старается не бросать не только своих, но и граждан СНГ. Недавно при непосредственном участии российских дипломатов были освобождены молдавские летчики. Вот они как раз попали к талибам. Игиловцы (запрещенная в России организация) редко оставляют заложников в живых. У афганцев не считается чем-то предосудительным предательство и продажность. Мы никогда не ужинали в одном и том же ресторане дважды и всегда меняли отели. Местные сами это признают: тот, кто сейчас называет тебя другом, может сдать тебя через 15 минут боевикам.

На второй день нашего путешествия за обедом к нам подбежал гид и сказал, чтобы мы быстро собирались. Местные информаторы сказали ему, что иностранных туристов уже разыскивают террористические группировки. Находиться здесь небезопасно, и нам срочно нужно возвращаться в относительно спокойный Мазари-Шариф.
Заработок на иностранцах — частая практика. Национальный способ сорвать куш в Афганистане — взять в заложники гражданина другой страны. Захватить машину даже с вооруженной охраной не составляет никаких проблем. Вооруженная охрана нужна для отпугивания местных маргиналов и наркоманов, которые здесь на каждом шагу. Даже в центре Кабула иностранцев практически не было. За все время мы встретили только одного иностранного бизнесмена и несколько украинцев, которые работают в Афганистане телохранителями. Здесь их услуги очень востребованы.
Без проводника или охраны, а порой без того и другого одновременно, делать в этой стране нечего. Обворуют, возьмут в заложники или даже убьют. К счастью, предусмотрительность и профессионализм нашего гида позволила нам избежать всевозможных неприятностей и благополучно вернуться в Россию. Афганистан — это красивое, но опасное место. И об этом надо всегда помнить.

Источник